Симона Меркантини

Я познакомилась со своей любимой учительницей Юлией Добровольской в 1999-ом году и была с ней в очень тесных отношениях до самого своего отъезда в Москву в 2008-ом году. Мне посчастливилось оказывать ей помощь в разных  жизненных обстоятельствах: сопровождать в поездках, ходить за покупками, установить телевизор… она мне звонила и звала на помощь. Шла я к ней по её делам или по своим, результат был один: «Как же мне повезло!», – говорила я себе, возвращаясь домой. Одной из таких удач было знакомство с писателем Марчелло Вентури и его женой Камиллой Сальвагораджи, близкими друзьями Добро, у которых она часто гостила летом. Первый раз, когда она попросила меня отвезти её туда, мне показалось, что я попала в заколдованный мир: захватывающая красота места и дома, ещё более удивительная красота живущих там людей… изысканные вина. После этого я бывала у Вентури не один раз, навещая там Добро, и каждый раз нас было всё больше: сначала приехала с одной подругой, потом с двумя, потом с венгерской подругой проездом в Милане… все хотели были рядом с нашей учительницей, познакомиться с её друзьями, а она любила делиться со студентами своей жизнью и своими друзьями.
Когда Добровольская стала моей учительницей, я была далеко не отличницей и вовсе не стала таковой после нашей встречи. Но несомненно стала лучше и как студентка, и как человек. Я её искренне любила, и меня переполняло чувство, общее для сонма её студентов, – благодарность.  Благодарность не просто к учителю, а, в полном смысле этого слова, к родителю, в любви которого не может быть сомнения. Зачастую, беседуя с общими друзьями или бывшими студентами, она приписывала мне заслуги, которых не было в помине, и когда я потом, оставшись с ней наедине, указывала ей на это, она настаивала на том, что она права и что я заслуживаю все эти похвалы. Только теперь я начинаю по-настоящему понимать, как эти «незаслуженные заслуги» повлияли на становление моей личности, каким мощным источником энергии являлись. Она любила меня, невзирая на мои недостатки (сколько раз я садилась в лужу из-за своего невежества!), ценя то хорошее, что видела во мне. Рядом с ней я всегда чувствовала себя красивой, умной и доброй. Все мы себя так чувствовали – это была наша учительница! И горе тому, кто её тронет. Когда она делала мне наставления: надо бы похудеть, больше следить за своей внешностью, не лениться – не было в этом и тени разочарования. Её критика, так же, как и похвалы, были всегда просто данностью. Она не требовала, как многие учителя и родители, чтобы что-то было сделано, потому что она так хочет. И именно поэтому хотелось сделать всё для того, чтобы она была довольна, это желание было спонтанным, шло из глубины души, а не потому, что тебя пристыдили. Даже когда она заваливала на экзамене. Однажды она меня завалила… думаю, никогда я так много не занималась, как в тот раз, чтобы пересдать у неё экзамен. А она провела со мной перед этой пересдачей уйму часов, исправляя мои домашние задания!!!
С тех пор, как я уехала из Милана, мы стали видеться только летом, когда я возвращалась в Италию, и по телефону разговаривали редко. Но она не теряла меня из виду, её взгляд на себе я всегда ощущала, особенно на работе. Перед своим отъездом в Москву в качестве учительницы итальянского языка, я прошла у Юли ускоренный курс по преподаванию. К сожалению, тетрадь с теми записями затерялась. Я садилась за её стол, и она мне объясняла, с чего начать и чем кончить урок. Её основным принципом было: «главное, чтобы не было скучно!» и «надо всегда быть готовой к уроку!». И я вспоминаю её каждый раз, когда урок у меня получается скучным или когда я вдруг забываю, а что же я им задавала на дом. «Естественно, студенты не стараются, если видят, что учителю наплевать на свою работу». На её уроках всё было наоборот.
Добро умерла, когда я собиралась переезжать на Украину. Уже четыре месяца я живу в Харькове, где организую курсы итальянского языка. Все вокруг, начиная с коллег и студентов и до таксистов, удивляются: «С какой стати итальянка хочет жить здесь у нас?».  Когда я говорю, что собираюсь привезти сюда как можно больше итальянцев, глаза у них лезут на лоб, так что я иногда начинаю сомневаться в своём душевном здоровье. Но нет, я знаю, что это не так, я абсолютно здорова – просто трудно объяснить людям, какая постигла меня в жизни удача: я столкнулась с Гигантами, подхватившими меня и усадившими себе на плечи. Однажды близкая подруга рассказала мне, что подвигло её удочерить девочку: «Родители так сильно любили меня, я чувствовала в себе столько любви, что не могла не разделить её с кем-нибудь». Это драгоценное наследство, оставленное мне моей учительницей: богатство, которое необходимо разделить с другими, любовь, которая сильнее жизни, желание передать студентам хотя бы каплю добра, полученного от моей любимой учительницы! Храни вас Господь, учительница! Ваша цель в жизни ещё не завершена.